Танк Т-70

Аудиогид 028

t-70

Представленный в экспозиции танк Т-70 в составе 2-й танковой роты 42-й гвардейской танковой бригады участвовал в Смоленской наступательной операции 1943г. В бою в районе деревни Валутино танк попал в заболоченную луговину и был разбит артиллерийским огнем противника.

В 2006 г. танк был обнаружен и поднят поисковиками культурно-исторического фонда «Патриот».

 

Т-70 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Разработан в октябре — ноябре 1941 года на Горьковском автомобильном заводе (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода. В январе 1942 года Т-70 был принят на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии и серийно выпускался на нескольких машиностроительных заводах. Производство Т-70 продолжалось до октября 1943 года, когда по результатам боевых действий лета этого года и большой надобности РККА в самоходно-артиллерийских установках СУ-76 на его базе было принято решение о прекращении его серийного выпуска. Всего был выпущен 8231 танк этого типа.

Начиная с лета 1942 года, лёгкие танки Т-70 приняли активное участие в боях Великой Отечественной войны. Апогеем их боевой службы стала Курская битва, после чего они стали исчезать из частей Красной армии, хотя отдельные экземпляры использовались вплоть до конца войны. По количеству выпущенных машин Т-70 стал вторым по численности типом танков в Красной армии 1941—1945 гг. На базе Т-70 в конце 1942 года была построена лёгкая самоходно-артиллерийская установка непосредственной поддержки пехоты СУ-76, ряд прототипов лёгких танков с улучшенным вооружением или эргономикой и опытные образцы зенитных танков. Вскоре после окончания войны Т-70 был снят с вооружения Советской армии. Достаточно большое количество подобных танков сохранилось до нашего времени в военных музеях и мемориалах России, государств СНГ и стран дальнего зарубежья.

 

подробнее

 

Танк Т-70

 

     

Лёгкий танк Т-70

Боевая масса, т   9,2 (9,8)

Экипаж, чел. 2

Количество выпущенных, шт. 8231

Размеры

Длина корпуса, мм      4285

Ширина корпуса, мм   2348 (2420)

Высота, мм         2035

Клиренс, мм       300

Бронирование

Тип брони:          гомогенная катаная высокой твёрдости

Лоб корпуса (верх), мм/град.        35/61°

Лоб корпуса (низ), мм/град. 45/−30° и 15/−81°

Борт корпуса, мм/град.        15/0°

Корма корпуса (верх), мм/град.    15/76°

Корма корпуса (низ), мм/град.      25/−44°

Днище, мм 10 и 6

Крыша корпуса, мм    10

Маска орудия, мм/град.       50 + 15

Борт башни, мм/град. 35/23°

Крыша башни, мм       10 и 15

Вооружение

Калибр и марка пушки:        45-мм 20-К

Длина ствола, калибров       46

Боекомплект пушки     90 (70)

Углы ВН, град.  −6…+20°

Углы ГН, град.   360°

Прицелы:   ТМФП или ТОП, механический

Пулемёты: 1 × 7,62-мм ДТ

Подвижность

Тип двигателя     спаренные рядные 4-тактные 6-цилиндровые карбюраторные

Мощность двигателя, л. с.    2 × 70

Скорость по шоссе, км/ч      42

Скорость по пересечённой местности, км/ч     20—25

Запас хода по шоссе, км       410—450

Запас хода по пересечённой местности, км     360 (250)

Удельная мощность, л. с./т   15,2 (14,2)

Тип подвески: торсионная индивидуальная

Удельное давление на грунт, кг/см²        0,7

Преодолеваемый подъём, град.    34°

Преодолеваемая стенка, м    0,7

Преодолеваемый ров, м       1,7

Преодолеваемый брод, м     1,0

Т-70 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Разработан в октябре — ноябре 1941 года на Горьковском автомобильном заводе (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода. В январе 1942 года Т-70 был принят на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии и серийно выпускался на нескольких машиностроительных заводах. Производство Т-70 продолжалось до октября 1943 года, когда по результатам боевых действий лета этого года и большой надобности РККА в самоходно-артиллерийских установках СУ-76 на его базе было принято решение о прекращении его серийного выпуска. Всего был выпущен 8231 танк этого типа.

Начиная с лета 1942 года, лёгкие танки Т-70 приняли активное участие в боях Великой Отечественной войны. Апогеем их боевой службы стала Курская битва, после чего они стали исчезать из частей Красной армии, хотя отдельные экземпляры использовались вплоть до конца войны. По количеству выпущенных машин Т-70 стал вторым по численности типом танков в Красной армии 1941—1945 гг. На базе Т-70 в конце 1942 года была построена лёгкая самоходно-артиллерийская установка непосредственной поддержки пехоты СУ-76, ряд прототипов лёгких танков с улучшенным вооружением или эргономикой и опытные образцы зенитных танков. Вскоре после окончания войны Т-70 был снят с вооружения Советской армии. Достаточно большое количество подобных танков сохранилось до нашего времени в военных музеях и мемориалах России, государств СНГ и стран дальнего зарубежья.

 

История создания

В сентябре 1941 года на вооружение РККА был принят лёгкий танк Т-60 конструкции Н. А. Астрова, и сразу на нескольких заводах было развёрнуто серийное производство новой машины. Среди этих предприятий был и Горьковский автомобильный завод, производственные мощности которого вполне позволяли выпуск более серьёзных по боевым характеристикам танков, чем Т-60. После мелкосерийного выпуска ряда малых плавающих танков в конце 1930-х годов ГАЗ танкостроением не занимался, но ряд его сотрудников уже имел определённый опыт в этой области. Для помощи в организации производства лёгких танков на ГАЗ был направлен Н. А. Астров, который по прибытии в Горький сразу же включился в работу по усилению конструкции Т-60, используя потенциал ГАЗа.

На основании своего аванпроекта от сентября 1941 года Н. А. Астров вместе с сотрудниками танкового конструкторского бюро ГАЗа В. А. Дедковым, А. М. Кригером и другими в октябре того же года начал работы по проектированию модернизированной «шестидесятки». Основными направлениями модернизации были усиление вооружения и повышение мощности силового агрегата машины. В качестве решения последней задачи использовалась «спарка» из двух двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л. с. каждый, последовательно соединённых друг с другом. Эту силовую установку удалось разместить в бронекорпусе той же компоновочной схемы, что и у Т-60, но больша́я длина «спарки» потребовала удлинения корпуса и добавления пятого опорного катка на борт. В качестве основного вооружения модернизированного танка предусматривалась несколько модифицированная 45-мм танковая пушка обр. 1938 г. (20-К) в литой обтекаемой башне конструкции В. А. Дедкова.

За созданием этого танка наблюдало высшее руководство страны во главе с И. В. Сталиным и торопило конструкторов с исполнением задачи, выражая неудовольствие по поводу срыва ГАЗом сроков разработки. Опытный образец нового танка ГАЗ-70 (проектное обозначение 0-70 или 070) был собран 14 февраля 1942 года и отправлен в Москву для показа и испытаний, начавшихся 20 числа того же месяца. Касательно бронирования ГАЗ-70 имеется ряд разногласий в источниках — М. Свирин и М. Коломиец утверждают, что оно было слегка усилено по сравнению с Т-60, тогда как И. Г. Желтов с соавторами приводят толщины, аналогичные серийным Т-70. ГАЗ-70 не произвёл большого впечатления на военных специалистов РККА — практически равноценное с Т-60 бронирование, одноместная башня. Однако Н. А. Астров пообещал в кратчайшие сроки устранить выявленные при испытаниях недостатки. Быстрее всего это удалось сделать с бронированием — толщину лба новой машины довели до 45 мм в нижней лобовой детали и 35 мм — в верхней.

6 марта 1942 года постановлением № 1394сс Государственного комитета обороны (ГКО) за подписью И. В. Сталина новый танк принимался на вооружение РККА под индексом Т-70. В том же документе содержался приказ ГАЗу начать серийное производство «семидесятки» при устранении выявленных недостатков конструкции, а последовавшим через три дня постановлением ГКО № 1417сс к серийному выпуску Т-70 подключались заводы № 37 и № 38. Поскольку литая башня продемонстрировала плохую стойкость даже к огню немецких 20-мм пушек, а утолщение её брони было невозможно по целому ряду конструктивных и производственных причин, Т-70 оснастили сварной шестигранной башней.

Сложнее дело обстояло с двухместной башней для «семидесятки». Хотя Н. А. Астров и его сотрудники сразу же, с апреля 1942 года, занялись этим вопросом, быстро решить его не удалось. Сама конструкция двухместной башни особенной трудностью не являлась, но уже на стадии аванпроекта стало ясно, что её установка утяжелит танк до 10,5—11,5 тонн. Хотя стандартная «спарка» ГАЗ-203 мощностью 140 л. с. обеспечивала потяжелевшей машине удельную мощность 12,2—13,3 л. с./т, что больше, чем у Т-60 (10—11 л. с./т), вызывала большие сомнения надёжность ходовой части, унаследованной от Т-60. Испытания догруженного до 11,5 тонн Т-70 подтвердили опасения — ломались траки, лопались торсионы подвески, быстро изнашивались резиновые бандажи опорных катков, в тяжёлых условиях быстрее выходили из строя узлы и агрегаты трансмиссии, работавшей с большей нагрузкой из-за возросшего сопротивления движению утяжелённого танка. Поэтому основная работа развернулась в плане усиления деталей и узлов танка, оказавшихся недостаточно прочными, а также форсированию силового агрегата до 170 л. с. В августе — октябре 1942 года все необходимые компоненты (двигатель, двухместная башня, усиленная ходовая часть) испытывались на опытном варианте Т-70, который был рекомендован к принятию на вооружение РККА. Однако этого так и не было сделано, а в конструкцию серийных Т-70 решили внести изменения, касающиеся только усиленной ходовой части. Эта модификация получила обозначение Т-70М и с начала октября 1942 года была запущена в серийное производство на ГАЗе, чуть позже — и на заводе № 38. По всей видимости, причиной отказа от производства Т-70 с двухместной башней послужила подготовка к серийному производству более совершенного лёгкого танка Т-80, который являлся дальнейшим развитием «семидесятки» с учётом всех требований по улучшению эргономики, энерговооружённости и защищённости последнего.

Также Т-70 послужил базой для разработки большого числа опытных лёгких танков с усиленным вооружением, самоходных артиллерийских и зенитных установок. На его основе была создана лёгкая самоходно-артиллерийская установка непосредственной поддержки пехоты СУ-76, которая серийно выпускалась вплоть до конца Великой Отечественной войны. В свою очередь, на базе последней была разработана первая советская серийная зенитная самоходная установка ЗСУ-37.

 

Производство

В процессе серийного выпуска лёгкого танка Т-70 был задействован не только ГАЗ, но и многие другие предприятия Поволжского и Вятского регионов страны. Бронекорпуса для «семидесятки» поставляли заводы в Выксе, Кулебаках и Саратове. По механическим частям, оптике, вооружению, электрике и контрольно-измерительным приборам смежниками выступало большое количество предприятий Горького, Горьковской области и других регионов СССР. По сравнению с Т-60 новый лёгкий танк требовал вдвое больше двигателей, более толстой (то есть более сложной и трудоёмкой в изготовлении) катаной брони, поэтому изначально с планами по выпуску Т-70 справлялся только ГАЗ, завод № 38 в Кирове вышел на установленный правительством уровень производства только в июне 1942 года. Завод № 37 в Свердловске сумел выпустить только 10 Т-70, после чего из-за производственных и организационных трудностей к этому заданию не возвращался, продолжая выпускать Т-60. Большинство Т-70 было выпущено на ГАЗе, причём общее число выпущенных «семидесяток» могло быть ещё более крупным, но перед Курской битвой немцы совершили ряд глубинных воздушных рейдов на Горький.

Целью этих налётов были различные предприятия и объекты инфраструктуры города, который, несмотря на наличие авиазавода № 21, не имел истребителей-перехватчиков в своей системе ПВО, которая включала затемнение и зенитные батареи. Последние концентрировались в основном у стратегически важных точечных объектов — мостов через Оку и Волгу и административного центра города, промышленные зоны защищались гораздо слабее. В результате этого бо́льшая часть урона пришлась на известные немецкому командованию предприятия города (в мосты попаданий не было, в историческую часть города попали единичные бомбы). В первую очередь пострадали ГАЗ, который потерял почти половину единиц своего оборудования, и завод имени Ленина, директор и руководство которого погибли в результате прямого попадания авиабомбы в командный пункт завода. Последнее предприятие также выступало смежником в производстве Т-70, поставляя коммуникационное радиооборудование для всех танковых производств города. В щепки от шпал и причудливым образом изогнутые рельсы была превращена трамвайная линия, которая в военное время помимо доставки рабочих и служащих ГАЗа на работу использовалась и для грузовых перевозок в интересах завода, разбомблённым оказалось и паровозное депо предприятия. Несмотря на самоотверженный труд горьковчан (трамвайную линию восстановили через сутки, удалось вернуть в строй бо́льшую часть повреждённого оборудования), ГАЗ резко снизил выпуск своей продукции. Пришлось приостановить выпуск грузовиков и бронеавтомобилей БА-64, но Т-70 непрерывно продолжали сходить со сборочных линий завода. Однако выпуск мая 1943 года удалось перекрыть только в октябре того года, когда производство Т-70 уже заканчивалось.

По результатам Курской битвы в руководстве страны возобладало мнение, что лёгкий танк Т-70 более не нужен РККА, акценты сместились в сторону выпуска САУ СУ-76М на его базе. Поэтому в октябре 1943 года производство Т-70 было официально завершено, хотя ещё какое-то время «семидесятки» поставлялись в войска за счёт созданного ранее задела бронекорпусов.

По ходу производства Т-70 в производственный процесс вносились изменения, например, изначально гомогенную броню для танка стали подвергать поверхностной закалке по методу, разработанному технологами завода № 264 (Красноармейская судоверфь) в городе Сарепта. В результате при той же толщине брони её снарядостойкость у Т-70 поздних серий была несколько увеличена.

 

Вооружение

Основным вооружением Т-70 являлась нарезная полуавтоматическая 45-мм танковая пушка обр. 1932/38 гг. (20-К или 20К). Орудие монтировалось на цапфах справа от плоскости продольной симметрии башни для удобства работы командира машины. Пушка 20-К имела ствол длиной 46 калибров, высота линии огня составляла 1540 мм, дальность стрельбы прямой наводкой достигала 3600 м, максимально возможная — 4800 м. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемёт ДТ-29, который мог легко сниматься со спаренной установки и использоваться вне танка как пехотный. Спаренная установка имела диапазон углов возвышения от −6 до +20° и круговой обстрел по горизонтали. Поворотный механизм башни зубчатого типа, с ручным приводом, располагался слева от командира танка, а подъёмный механизм пушки (винтового типа, также с ручным приводом) — справа. Спуск пушки и пулемёта — ножной: при нажатии левой педали открывался огонь из пулемёта, правой — из пушки.

Боекомплект орудия составлял 90 (70 для Т-70М) выстрелов унитарного заряжания (патронов). Для повышения удобства работы командира двадцать выстрелов располагались в специальном магазине, прочие — в стандартной укладке по бортам боевого отделения. При стрельбе бронебойными снарядами экстракция стреляной гильзы осуществлялась автоматически, а при ведении огня осколочными снарядами из-за меньшей длины отката ствола, обусловленной малой начальной скоростью осколочного снаряда, полуавтоматика не работала, и командиру приходилось открывать затвор и вынимать стреляную гильзу вручную. Теоретическая скорострельность орудия составляла 7-12 выстрелов в минуту, но из-за отсутствия заряжающего и необходимости ручной экстракции стреляной гильзы от осколочного снаряда темп огня на практике был в разы ниже, 3-5 выстрелов в минуту.

 

Организационно-штатная структура

Т-70 использовались в штатном составе различных частей и подразделений Красной армии. 31 июля 1942 года Народный комиссариат обороны (НКО) утвердил штат отдельной танковой бригады № 010/270 двухбатальонного состава. 1-й батальон вооружался исключительно средними Т-34 (22 танка), а 2-й батальон имел смешанную материальную часть: одну роту средних танков (10 Т-34) и две роты лёгких танков (по 10 Т-70 в каждой), плюс ещё один Т-70 в командовании батальона. Таким образом, общая численность бригады составляла 32 Т-34 и 21 Т-70. По штату № 010/270 существовали как отдельные бригады такого состава, так и бригады в составе танковых корпусов. До введения этого штата как минимум две отдельные танковые бригады (157 и 162, сформированные в Муроме в первой половине 1942 года) были полностью укомплектованы только лёгкими танками Т-70 в количестве 65 машин, но ещё до вступления в бой их перевели на штат № 010/270.

В сентябре 1942 года утверждается штат отдельного танкового полка № 010/292, в котором этому подразделению полагалась рота лёгких танков в составе 16 Т-70 (остальные машины — 23 Т-34). Танковые полки штата № 010/292 могли быть как отдельными, так и входить в состав механизированных бригад. 3 сентября 1942 года был утверждён штат № 010/289 бронебатальона в составе двух рот бронеавтомобилей БА-64 и одной роты лёгких танков Т-70. Первоначально бронебатальоны штата № 010/289 принадлежали резерву Ставки Верховного Главнокомандования, но затем использовались как приданные разведывательные подразделения механизированных и танковых корпусов РККА.

После завершения серийного производства лёгких танков Т-70, в ноябре 1943 года был принят новый штат танковой бригады (а в марте 1944 года — и танкового полка), в котором все машины этих подразделений были только Т-34. По мере выбывания оставшихся Т-60 и Т-70 на эти штаты постепенно были переведены все танковые бригады и полки РККА. Однако небольшое количество Т-70 воевало до самого конца войны в самых разнообразных частях Красной армии в качестве разведывательных танков, бронированных тягачей буксируемых орудий и командирских машин полков лёгкой самоходной артиллерии, вооружённых СУ-76.

 

Эксплуатация и боевое применение

Рабоче-крестьянская Красная армия

Впервые в бой Т-70 пошли летом 1942 года, на Юго-Западном направлении. 4-й танковый корпус 21-й армии Юго-Западного фронта по состоянию на 26 июня имел 30 Т-70 из 145 танков в своём составе, но после начала немецкого наступления 28 июня они были все быстро потеряны — к 7 июля их уже не осталось. Сразу же танкистам Красной армии пришлось убедиться в невысокой боевой эффективности машины как против вражеской бронетехники, так и при поддержке своей пехоты. «Семидесятка» не могла бороться с наиболее распространёнными немецкими танками PzKpfw III и PzKpfw IV, а также САУ StuG III во встречном бою, а в качестве танка непосредственной поддержки пехоты у неё была недостаточной броневая защита. На поле боя всё чаще встречались 75-мм противотанковые пушки Pak 40, которые могли успешно поразить Т-70 первым снарядом с любых дистанций и ракурсов боя. Некоторой защитой служили только небольшие размеры и неплохая подвижность Т-70.

Тем не менее, безответной мишенью он не был, советские документы военного времени содержат немало примеров успешных действий «семидесяток». Выдержка из журнала боевых действий 150-й танковой бригады (Воронежский фронт, 40-я армия) за 3—24 января 1943 года в районе Урыв свидетельствует:

Старший лейтенант Захарченко и механик-водитель старший сержант Кривко, отражая контратаки танков и израсходовав снаряды, со всей своей ротой Т-70 пошли на таран немецких танков. Захарченко сам лично протаранил 2 танка и взял в плен командира и начальника штаба 100-го танкового батальона особого назначения.

Та же бригада в ходе Льговской операции снова отличилась в январе 1943 года у населённого пункта Семёновский:

Капитан Дьяченко двумя Т-70 захватил 4 орудия и 32 пленных, а 8 человек орудийной прислуги уничтожил. Со своей стороны потерь не имел.

Все танки Т-70 28-й гвардейской танковой бригады 39-й армии были именными. Среди их названий были «Варяг», «Тайфун», «Гранаты», «Рахматуллин» и др. Бригада участвовала в боях 13—15 августа 1943 года у деревни Понизовье и уничтожила до 300 человек, 6 противотанковых орудий, 4 ДЗОТа, 3 пулемёта, 1 САУ и 2 автомобиля. Потери бригады были также тяжёлыми — 25 Т-34 и 8 Т-70. Авторы статьи во «Фронтовой иллюстрации» М. Коломиец и М. Свирин отдельно отмечают, что, благодаря применению Т-70 в лесисто-болотистой местности и меньшим размерам по сравнению с Т-34, первые несли значительно меньшие потери при равной с последними интенсивности боевого применения.

Апогеем боевого применения «семидесятки» стала Курская битва. Т-70 составляли значительную часть советского танкового парка — из 1487 (вечер 4 июля 1943 года) танков Центрального фронта 369 (около 22 %) были именно «семидесятками». В ходе начавшегося рано утром 5 июля 1943 года сражения Т-70, как и все остальные типы советских и поставленных по ленд-лизу танков, понесли тяжёлые потери. Во встречном танковом бою Т-70 поражался без проблем, но интересным является тот факт, что процент безвозвратных потерь у бензиновых «семидесяток» оказался ниже, чем у дизельных и лучше бронированных «тридцатьчетвёрок». В частности, в знаменитом бою у Прохоровки 12 июля среди других частей участвовали 212 танков и САУ 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии. Из них 122 были Т-34, 70 — Т-70 и 20 — САУ. Подсчёт потерь после боя показал, что противник вывел из строя 95 Т-34, 35 Т-70 и 19 САУ. Безвозвратные потери составили 75 Т-34 (60 % от общего числа выведенных из строя машин данного типа), 28 (40 %) Т-70 и 14 (74 %) САУ. Число уцелевших и пригодных для ремонта (42 единицы из 70, 60 %) Т-70 было существенно больше, чем у Т-34 (47 из 122, 39 %).

После прекращения выпуска в октябре 1943 года Т-70 начали стремительно исчезать из советских частей, а уже в 1944 году их осталось совсем немного. Чаще всего они использовались как учебные или как командирские машины в подразделениях самоходной артиллерии, вооружённых СУ-76М. Например, по состоянию на 10 мая 1945 года в танковых частях 2-го Украинского фронта насчитывалось девять Т-70 из общего числа в 381 танк и САУ.

Интересным фактом уже «после жизни» Т-70 являлось констатация ОГК НКТП РККА их эффективности при ведении боя в городах. При проработке технического задания на лёгкий танк, соответствующий требованиям 1944 года, отмечалось, что опыт боевых действий в городах показал хорошую выживаемость «семидесятки». Хорошая маневренность и небольшие размеры затрудняли ведение огня из фаустпатронов и метание гранат противником по ним, лёгкий танк выглядел лучше при проникновении в узкие места, его было легче эвакуировать при повреждении.

Несмотря на вывод лёгких танков из боевых частей, по состоянию на 1 января 1946 года на вооружении РККА всё ещё числились 1502 танка Т-70. Однако эксплуатация Т-70 завершилась уже в первые послевоенные годы, когда в середине 1946 года было принято решение выводимые в капитальный ремонт танки отправлять на слом, со снятием с них работоспособных двигателей и других агрегатов и использованием их для поддержания парка САУ СУ-76М.

 

Другие страны

Некоторое количество Т-70 имелось в составе частей Войска Польского (53 танка) и чехословацкой армии (10 танков), сформированных в СССР. По состоянию на май 1945 года 12 Т-70М числились на вооружении 1-го Варшавского отдельного разведывательного мотострелкового батальона, ещё некоторое количество машин этого типа имелось в распоряжении 3-го учебного танкового полка. Всего на вооружении Войска Польского на 16 июля 1945 года числился 41 танк Т-70М. Ещё 11 Т-70 были в 1946—1947 годах переданы СССР Войску Польскому и Министерству общественной безопасности Польши по их заявке. Тем не менее, в ходе послевоенной реорганизации польской армии в 1945—1948 годах Т-70 были сочтены не подходящими для использования даже в качестве учебных и полностью сняты с вооружения не позднее 1949 года; как и в СССР, снятые с них агрегаты были использованы для поддержания парка СУ-76М.

Захваченные вермахтом «семидесятки» были приняты на его вооружение как Panzerkampfwagen T70(r). По оценкам М. Свирина и М. Коломийца, их было не больше 50 машин, чаще всего они использовались в пехотных дивизиях и в полиции (Ordnungspolizei). В 5-й и 12-й полицейских танковых ротах (Polizeipanzerkompanie) трофейные Т-70 прослужили до конца 1944 года. Значительное число «семидесяток» со снятыми башнями использовалось в качестве бронированных тягачей противотанковых пушек Pak 38 и Pak 40.

 

Отзывы о Т-70

Командир 1-го танкового корпуса генерал-майор М. Е. Катуков во время приёма у И. В. Сталина:

Лёгкий танк Т-70 имеет более солидную броневую защиту (имелось в виду по сравнению с Т-60), вооружён 45-мм пушкой, на нём установлены два автомобильных двигателя. Но он только начал поступать на вооружение и пока себя ничем особенным не проявил. Одна канитель с ними, товарищ Сталин.

Документ 227-й пехотной дивизии вермахта от 17 июля 1942 года:

Сведения о новом русском танке Т-70.

Т-70 будто бы введён вместо Т-60. О бронировании ещё не имеется точных данных (имеющиеся до сего времени показания пленных определяют толщину лобовой и башенной брони в 35—45 мм, кормовой и бортовой от 10 до 15 мм). Необходимо установить толщины брони у захваченного танка Т-70 и эти данные, равно как и данные о местонахождении танка, срочно донести.

Письмо от командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова Г. К. Жукову от 30 августа 1943 года:

Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою, так как они более чем легко уничтожаются огнём немецких танков…

Доклад генерал-лейтенанта танковых войск С. Богданова в ГАБТУ от 25 сентября 1943 года:

Танк Т-70 ввиду своей высокой подвижности как нельзя лучше соответствует задаче преследования отступающего противника…

В отличие от Т-34 и КВ, танк указанного типа обладает малой шумностью (звук танка не превышает звука автомобиля) даже в движении на самых высоких оборотах, что вкупе с малыми размерами самого танка, позволяет подразделениям на Т-70 подбираться практически вплотную к противнику, не вызывая у него преждевременной паники…

Если немецкие артиллеристы могут вести огонь по танку Т-34 с расстояния 800—1200 м, то малые размеры Т-70 на местности снижают эту дистанцию до 500—600 м. Малый вес танка облегчает его транспортирование как к линии фронта, так и во время эвакуации подбитых танков в тыл. Танки Т-70 проще в освоении и управлении малоподготовленными водителями, подлежат ремонту в полевых условиях…

Все имеющиеся случаи больших потерь подразделений танков Т-70 объясняются большей частью неграмотным применением, но не конструктивными недостатками самого танка.

Считаю решение о прекращении производства танка Т-70 преждевременным. Выпуск танка следует сохранить, усилив его вооружение за счёт перехода к 45-мм пушке обр. 1942 года или полковой пушке обр. 1943 года.

Воспоминания ветерана М. Соломина:

Я был тогда в танковой армии у Рыбалко в 55-й бригаде и воевал на лёгком танке Т-70 — «семидесятке». Да я тебе уж рассказывал! Как мне этот танк? Да могила на гусеницах, впрочем, как и любой другой. И Т-34 ничем не лучше, и ИС горел не хуже всех их. Хотя у Т-70, как и у любого другого, были свои плюсы. Он был маленький по размерам, тихий на ходу (не громче грузовой машины), вёрткий и проходимый. Так что любить его было за что. Но броня с боков всё же тонкая, и пушчонка-сорокапятка тоже слабенькая, особенно против тяжёлых танков.

 

Оценка проекта

В предыдущем разделе отзывы о лёгком танке Т-70 уже дают значительную часть оценки этой машины, но помимо этого существует ряд достойных внимания обстоятельств. Основной идеей «семидесятки», создававшейся в экстремальных условиях военного времени, было получение максимальной технологичности и надёжности конструкции, созданной на базе агрегатов массовых армейских автомобилей, с усилением вооружения и бронирования до уровня, адекватного противотанковой артиллерии противника и защите его танков. Как результат такого подхода, объёмы производства Т-70 на неспециализированных предприятиях оказались весьма высокими, сам танк лучшим по надёжности в сравнении с Т-34 или КВ-1 выпуска 1942 года, но ценой за эти достоинства стали небольшой потенциал дальнейшего развития конструкции и функциональная перегруженность командира машины. Попытка преодолеть наиболее серьёзный второй недостаток натолкнулась на «подводные камни» первого. Хотя трёхместный усовершенствованный вариант Т-70 был построен, принят на вооружение РККА под маркой Т-80 и даже запущен в серию, недостаточная мощность силовой установки ГАЗ-203 заставила конструкторов её форсировать со значительным снижением надёжности, что практически сразу же привело к рекламациям из войск. В лице своего «наследника» Т-80 «семидесятка» фактически имела задействованными последние резервы своей конструкции. Главное преимущество вышеупомянутого подхода к созданию лёгких танков исчезло в результате неизбежного роста требований к боевым свойствам танка. В то же время к 1943 году производство Т-34 было оптимизировано с целью снижения стоимости, а их качество уже стало считаться удовлетворительным.

Вторым фактором, который оказал негативное влияние на оценку Т-70, стало быстрое развитие немецкой танковой и противотанковой артиллерии. Появление на поле боя в больших количествах Т-34 потребовало от немцев качественного усиления своих пушек. В течение 1942 года вермахт получил большое количество 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, танков и САУ, вооружённых длинноствольными 75-мм пушками. 75-мм длинноствольные пушки не имели проблем в поражении Т-70 на любых ракурсах и дистанциях боя; борта последнего были уязвимы и для артиллерии меньших калибров, вплоть до устаревшей 37-мм пушки Pak 35/36. В результате в открытом танковом бою «семидесятка» шансов уже не имела, да и при прорыве обороны, подготовленной в противотанковом отношении, подразделения Т-70 были обречены на высокие потери.

По этим причинам Т-70 заработал себе нелестную репутацию. Однако даже в условиях наличия у противника противотанковых средств, способных успешно поражать Т-70, он был вполне боеспособен при правильном применении подразделений таких танков. К такому применению относились: преследование отступающих сил противника, инфильтрация и дерзкие рейды по тылам противника, разведка. Во всех перечисленных видах действий подразделений Т-70 атака бронетанковых сил врага должна была вестись преимущественно из засад. Этому только способствовали малые размеры и малошумность «семидесятки». Известен факт поражения двух танков «Пантера» одним Т-70 (командир А. Пегов, 3-я Гвардейская танковая армия) из засады, что только подтверждает боеспособность танка даже в условиях 1944—1945 гг.

Используя эти преимущества, один Т-70 55-й бригады под командованием М. Соломина сумел выполнить поставленную задачу по атаке опорного пункта противника, тогда как при предыдущей атаке было потеряно 6 Т-34 и 2 M3 «Грант».

Однако так раскрыть возможности Т-70 могли только опытные и тактически грамотные командиры бронетанковых частей. Кроме того, независимо от намерений и планов командования, тактическая «наступательная однобокость» подразделений лёгких танков была потенциально опасна высокими потерями и разгромом при быстрых изменениях обстановки в результате адекватных мер со стороны противника. Вообще, опыт Второй мировой войны окончательно показал, что в условиях резкого роста могущества противотанковой обороны лёгкий танк принципиально непригоден в качестве основы материальной части танковых соединений, и тактическая роль его весьма узка. К настоящему времени это положение не изменилось. Также сто́ит отметить более низкий процент безвозвратных потерь «семидесяток» среди выведенных врагом из строя советских танков по сравнению с Т-34 — согласно фронтовым отчётам, детонация боекомплекта у Т-70 была редким явлением. Подбитые Т-70 было легче эвакуировать в тыл, и многие из них поддавались ремонту в полевых условиях.

 

Зарубежные аналоги

В сравнении с другими лёгкими танками массы порядка 9—11 т (например, немецкий PzKpfw II, японский «Ха-Го») Т-70 имел лучшую бронезащиту, более мощное вооружение, но значительно уступал в плане рационального распределения обязанностей между членами экипажа. По качеству средств наблюдения и связи Т-70 также уступал немецкому танку. Однако все эти машины на момент создания Т-70 оценивались как устаревшие.

По своим тактико-техническим характеристикам Т-70 был вполне на уровне с более тяжёлым по массе американским лёгким танком M3 (M5) «Стюарт», разработанным приблизительно в то же время и поставлявшимся в РККА по ленд-лизу. Т-70 приблизительно равноценен американскому танку по защите лобовой проекции и вооружению (с лучшим осколочным действием снаряда 45-мм пушки), уступая ему в скорости, но значительно выигрывая в запасе хода.

Эргономику обеих машин трудно признать удачной. У Т-70 командир был функционально перегружен, но не был стеснён объёмом боевого отделения. У «Стюарта» в башне находилось два человека (и ещё двое в отделении управления — с функциональной точки зрения всё было в порядке), но сама башня (в особенности с подбашенной корзиной) была очень тесной. Стоит отметить, что на M3 «Стюарт» использовались авиационный двигатель и специальная трансмиссия. Кроме того, «Стюарт» по массе тяжелее Т-70 и обычно относится к категории «лёгко-средних» танков, поэтому его прямое сравнение с другими лёгкими танками, как и с Т-70, не совсем корректно.