СУ-100

АУДИОГИД 022

Самоходно-артиллерийская установка СУ-100

 su-100

СУ-100 — советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Второй мировой войны, класса истребителей танков, средняя по массе. Была создана на базе среднего танка Т-34-85 конструкторским бюро Уралмашзавода в конце 1943 — начале 1944 года как дальнейшее развитие САУ СУ-85 ввиду недостаточных возможностей последней в борьбе с немецкими тяжёлыми танками. Серийный выпуск СУ-100 был начат на Уралмашзаводе в августе 1944 года и продолжался до начала 1948 года. Кроме того, в 1951—1956 годах её производство по советской лицензии осуществлялось в Чехословакии. Всего в СССР и Чехословакии было выпущено 4976 САУ этого типа.

 

Первое боевое применение СУ-100 состоялось в январе 1945 года, и в дальнейшем СУ-100 использовались в ряде операций Великой Отечественной и Советско-японской войны, но в целом их боевое применение было ограниченным.

Наиболее массово СУ-100 были применены в ходе Балатонской операции, когда они были использованы при отражении контратаки 6-й танковой армии СС 6—16 марта 1945 года. При этом были задействованы 207-я, 208-я и 209-я самоходно-артиллерийские бригады, а также несколько отдельных самоходно-артиллерийских полков СУ-100. СУ-100 в ходе операции сыграли значительную роль в отражении германских танковых атак и показали себя высокоэффективным средством в борьбе с германской тяжёлой бронетехникой, включая и тяжёлые танки «Тигр II». В боях 11—12 марта, из-за больших потерь советских танков, в их роли задействовались СУ-100, но из-за их уязвимости в ближнем бою был отдан приказ об оснащении каждой САУ ручным пулемётом для самообороны от вражеской пехоты. По итогам операции СУ-100 заслужили чрезвычайно высокую оценку командования.

 

После войны СУ-100 неоднократно модернизировалась и в течение нескольких десятилетий оставалась на вооружении Советской армии. СУ-100 также поставлялись союзникам СССР и участвовали в ряде послевоенных локальных конфликтов, в том числе наиболее активно — в ходе арабо-израильских войн. К концу XX века СУ-100 была снята с вооружения в большинстве использовавших её стран, но, тем не менее, в некоторых из них, по состоянию на 2007 год, всё ещё остаётся в строю.

Инженеры Уралмаша Л.И. Горлицкий, А.Л. Кизима, С.И. Самойлов; инженеры завода № 9 А.Н. Буланов, В.Н. Сидоренко и инженер-механик П.Ф. Самойлов за создание САУ в 1946 году были удостоены звания лауреата Сталинской премии первой степени.

 

подробнее

 

САУ СУ-100

 

СУ-100 — советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Второй мировой войны, класса истребителей танков, средняя по массе.

 

Классификация:  истребитель танков

Боевая масса, т:  31,6

Компоновочная схема:         боевое и управления отделения спереди, моторно-трансмиссионное сзади

Экипаж, чел.: 4

Годы производства: 1944—1956

Годы эксплуатации: с 1944

Количество выпущенных, шт.: 4976

 

Размеры

Длина корпуса, мм      6460

Длина с пушкой вперёд, мм 9450

Ширина корпуса, мм   3000

Высота, мм         2245

Клиренс, мм       400

 

Бронирование

Тип брони:          стальная катаная и литая, гомогенная

Лоб корпуса (верх), мм/град.        75 / 50°

Лоб корпуса (низ), мм/град. 45 / 55°

Борт корпуса (верх), мм/град.       45 / 40°

Борт корпуса (низ), мм/град.         45 / 0°

Корма корпуса (верх), мм/град.    45 / 48°

Корма корпуса (низ), мм/град.      45 / 45°

Днище, мм 20

Крыша корпуса, мм    20

Маска орудия, мм/град.       40—110

Борт рубки, мм/град.  45 / 0—20°

Корма рубки, мм/град.         45 / 0°

Крыша рубки, мм/град.       20

 

Вооружение

Калибр и марка пушки:        100-мм Д-10С обр. 1944 года

Тип пушки: нарезная

Длина ствола, калибров: 56

Боекомплект пушки: 33

Углы ВН, град.   −3…+20°

Углы ГН, град.   ±8°

Прицелы: телескопический шарнирный ТШ-19, панорама Герца, боковой уровень.

 

Подвижность

Тип двигателя: V-образный 12-цилиндровый дизельный жидкостного охлаждения

Мощность двигателя, л. с.    520

Скорость по шоссе, км/ч       50

Скорость по пересечённой местности, км/ч     20

Запас хода по шоссе, км       310

Запас хода по пересечённой местности, км      140

Удельная мощность, л. с./т   16,4

Тип подвески: подвеска Кристи

Удельное давление на грунт, кг/см²        0,80

Преодолеваемый подъём, град.     35°

Преодолеваемая стенка, м    0,73

Преодолеваемый ров, м       2,5

Преодолеваемый брод, м     1,3

 

СУ-100 — советская самоходно-артиллерийская установка (САУ) периода Второй мировой войны, класса истребителей танков, средняя по массе. Была создана на базе среднего танка Т-34-85 конструкторским бюро Уралмашзавода в конце 1943 — начале 1944 года как дальнейшее развитие САУ СУ-85 ввиду недостаточных возможностей последней в борьбе с немецкими тяжёлыми танками. Серийный выпуск СУ-100 был начат на Уралмашзаводе в августе 1944 года и продолжался до начала 1948 года. Кроме того, в 1951—1956 годах её производство по советской лицензии осуществлялось в Чехословакии. Всего в СССР и Чехословакии было выпущено 4976 САУ этого типа.

Первое боевое применение СУ-100 состоялось в январе 1945 года, и в дальнейшем СУ-100 использовались в ряде операций Великой Отечественной и Советско-японской войны, но в целом их боевое применение было ограниченным. После войны СУ-100 неоднократно модернизировалась и в течение нескольких десятилетий оставалась на вооружении Советской армии. СУ-100 также поставлялись союзникам СССР и участвовали в ряде послевоенных локальных конфликтов, в том числе наиболее активно — в ходе арабо-израильских войн. К концу XX века СУ-100 была снята с вооружения в большинстве использовавших её стран, но, тем не менее, в некоторых из них, по состоянию на 2007 год, всё ещё остаётся в строю.

Инженеры Уралмаша Л. И. Горлицкий, А. Л. Кизима, С. И. Самойлов; инженеры завода № 9 А. Н. Буланов, В. Н. Сидоренко и инженер-механик П. Ф. Самойлов за создание САУ в 1946 году были удостоены звания лауреата Сталинской премии первой степени.

 

История создания и производства

Предпосылки к созданию

Первой САУ класса истребителей танков, запущенной в серийное производство в СССР, стала СУ-85. Она была создана на базе среднего танка Т-34 и штурмового орудия СУ-122 и запущена в производство летом 1943 года. 85-мм пушка Д-5С позволяла СУ-85 эффективно бороться со средними танками противника на дистанциях более километра, а на меньших дистанциях и пробивать лобовую броню тяжёлых танков. Вместе с тем, уже первые месяцы применения СУ-85 показали, что мощность её орудия недостаточна для эффективной борьбы с тяжёлыми танками противника, такими как «Пантера» и «Тигр», которые, обладая преимуществом в огневой мощи и защите, а также эффективными прицельными системами, навязывали бой с дальних дистанций.

29 августа 1943 года было издано распоряжение ГКО о скорейшем создании более эффективных противотанковых средств. В исполнение распоряжения в сентябре — октябре на Уралмашзаводе был, в числе ряда других САУ на базе Т-34, выполнен эскизный проект установки 122-мм пушки Д-25 в изменённом корпусе СУ-85. Дальнейшая проработка проекта показала, что такая переделка вызовет увеличение массы САУ на 2,5 тонны, а также снижение боекомплекта и скорострельности. В целом изучение представленных вариантов показало, что установка на САУ по типу СУ-85 122-мм пушки или 152-мм гаубицы Д-15 вызовет перегрузку ходовой части и снижение подвижности машины, поэтому решено было оставить эти орудия для вооружения тяжёлых танков и САУ. С другой стороны, интерес вызвал проект увеличенной рубки с усиленным бронированием, применённый на СУ-Д-15.

Альтернативным направлением, на которое возлагались надежды в тот период, стала разработка длинноствольных 85-мм орудий с большей начальной скоростью снаряда — «большой мощности» по терминологии того времени. Но хотя был изготовлен и испытан ряд таких орудий, в том числе и САУ, работы в этом направлении окончились неудачей — новые орудия на стрельбах показали совершенно неудовлетворительную живучесть, часты были случаи разрыва ствола. Вдобавок, результаты обстрела трофейных германских танков выявили низкую эффективность высокоскоростных, но лёгких 85-мм снарядов против установленной под рациональными углами наклона брони высокой твёрдости, по сравнению с тяжёлыми снарядами бо́льших калибров. Наконец, проработки показывали, что вооружение из 85-мм пушки не использовало полностью всех возможностей САУ на шасси Т-34.

 

Серийное производство

Пока на Уралмашзаводе разворачивалась подготовка к производству СУ-100, по предложению Л. И. Горлицкого был разработан проект переходной САУ СУ-85М, представлявшей собой корпус СУ-100 с вооружением из 85-мм пушки Д-5С-85, устанавливавшейся на СУ-85. Помимо модели орудия, СУ-85М отличалась от СУ-100 лишь аналогичными СУ-85 поворотным механизмом, походным креплением и маской орудия, прицелом и боеукладкой на 60 85-мм выстрелов. СУ-85М позволяла раньше внедрить улучшения СУ-100 — более мощное лобовое бронирование и лучшие приборы наблюдения — в серийном производстве, но основной причиной появления этой не запланированной ранее САУ стала небоеспособность в тот период 100-мм орудия, выпуск бронебойных снарядов Б-412Б к которому был освоен только в ноябре 1944 года. Первая СУ-85М была изготовлена в июле 1944 года, а в августе она полностью сменила СУ-85 на сборочных линиях Уралмашзавода. Выпуск СУ-85М продолжался до ноября того же года, в течение трёх месяцев — параллельно с СУ-100, небоеспособными в тот период из-за отсутствия бронебойных снарядов; всего было выпущено 315 САУ этого типа.

Серийное производство самой СУ-100 началось на Уралмашзаводе в сентябре 1944 года. Первые выпущенные машины были идентичны второму прототипу, и в дальнейшем в ходе серийного производства в конструкцию САУ вносились в основном технологические изменения. Так, была ликвидирована балка, соединявшая лобовые бронеплиты, а соединение передних подкрылков с лобовым листом было переведено на способ «в четверть», а с кормовым листом броневой рубки — с «в шип» на «встык». Помимо этого, было усилено соединение рубки с корпусом, а ряд ответственных сварных швов был переведён на сварку аустенитными электродами.

Данные об объёмах и сроках выпуска СУ-100 несколько разнятся. Так, достоверно известно, что выпуск СУ-100 на Уралмашзаводе вёлся по меньшей мере до марта 1946 года, с темпом около 200 машин в месяц в военное время. Всего за этот период было выпущено 3037 машин. Омский завод № 174 в 1947 году выпустил 198 СУ-100, и ещё 6 — в начале 1948 года, суммарно выпустив 204 машины. В западных источниках, основывавшихся на донесениях разведки США, приводятся данные о выпуске СУ-100 в СССР с 1948 по 1956 год с темпом около 1000 САУ в год, но советскими данными это не подтверждается, и, как отмечает Барятинский, могло явиться следствием принятия разведкой производившейся в тот период модернизации СУ-100 за выпуск новых машин. Выпуск СУ-100 в послевоенное время был также возобновлён в Чехословакии, где в 1951—1956 годах по лицензии выпустили ещё 1420 САУ этого типа.

 

Дальнейшее развитие

Несмотря на отрицательные результаты предварительной проработки возможности создания средней САУ со 122-мм пушкой, работы в этом направлении были продолжены. Одной из причин этого стала задержка с разработкой бронебойного снаряда к Д-10С, освоение в производстве которого ожидалось не раньше осени 1944 года, в то время как все необходимые боеприпасы к 122-мм пушке Д-25 производились ещё с 1930-х годов. В мае 1944 года на Уралмашзаводе был разработан проект САУ СУ-122П, опытный образец которой был изготовлен к сентябрю того же года. От серийной СУ-100 она отличалась лишь установкой 122-мм пушки Д-25С с 26 выстрелами к ней. По результатам испытаний прототипа, СУ-122П была признана годной для принятия на вооружение, но в серийное производство поставлена так и не была. Причины этого не указывались, но как указывает М. Барятинский, это могло явиться следствием того, что немногочисленные преимущества СУ-122П в роли истребителя танков перевешивались её недостатками: хотя 122-мм пушка по сравнению со 100-мм имела несколько большую фактическую бронепробиваемость по броне германской бронетехники, а также отличалась более мощным осколочно-фугасным снарядом, САУ с ней отличалась меньшим боекомплектом и значительно снизившейся скорострельностью, а увеличившийся вылет ствола создавал ещё большие проблемы по сравнению с СУ-100; кроме этого, существовали опасения, что отдача 122-мм пушки может оказаться слишком сильной для шасси Т-34-85. На этом, в связи с практическим исчерпанием возможностей САУ на базе Т-34 с передним расположением боевого отделения, развитие этой линии, идущей с СУ-122, прекратилось. В дальнейших работах по средним САУ использовались уже заново спроектированные базовые шасси, а внимание конструкторов перешло к компоновке с кормовым расположением боевого отделения.

 

Эксплуатация и боевое применение

Великая Отечественная война

Первые СУ-100 были направлены на фронтовые испытания в сентябре 1944 года и получили удовлетворительную оценку войск за высокие возможности орудия и хорошую маневренность. Но так как освоение в производстве бронебойного снаряда БР-412Б затянулось до октября того же года, первоначально серийные СУ-100 поступали лишь в военно-учебные заведения, и лишь в ноябре были сформированы и отправлены на фронт первые вооружённые ими самоходно-артиллерийские полки. В конце года были сформированы первые самоходно-артиллерийские бригады, вооружённых СУ-100: 207-я Ленинградская, 208-я Двинская и 209-я.

Без учёта фронтовых испытаний осенью 1944 года, по данным Управления Самоходной артиллерии, впервые СУ-100 были применены в бою в январе 1945 года в ходе Будапештской операции. В условиях, когда советские войска вели стратегическое наступление, СУ-100 нередко применялись при завершении прорыва тактической глубины обороны противника в роли штурмовых орудий, как например, в Восточно-Прусской операции, где были задействованы 381-й и 1207-й самоходно-артиллерийские полки. При этом самоходно-артиллерийские части шли в атаку либо с хода, либо с подготовкой в сжатые сроки.

Первые самоходно-артиллерийские бригады СУ-100 были отправлены на фронт в начале февраля 1945 года: 207-я и 209-я — на 2-й Украинский, а 208-я — на 3-й Украинский фронт. В целом, из-за сравнительно позднего появления, применение СУ-100 на большинстве участков фронта носило ограниченный характер. Наиболее массово СУ-100 были применены в ходе Балатонской операции, когда они были использованы при отражении контратаки 6-й танковой армии СС 6—16 марта 1945 года. При этом были задействованы 207-я, 208-я и 209-я самоходно-артиллерийские бригады, а также несколько отдельных самоходно-артиллерийских полков СУ-100. СУ-100 в ходе операции сыграли значительную роль в отражении германских танковых атак и показали себя высокоэффективным средством в борьбе с германской тяжёлой бронетехникой, включая и тяжёлые танки «Тигр II». В боях 11—12 марта, из-за больших потерь советских танков, в их роли задействовались СУ-100, но из-за их уязвимости в ближнем бою был отдан приказ об оснащении каждой САУ ручным пулемётом для самообороны от вражеской пехоты. По итогам операции СУ-100 заслужили чрезвычайно высокую оценку командования.

К марту 1945 года 4 танковая армия 1-го Украинского фронта получила 1727-й самоходно-артиллерийский полк, который принял активное участие в Верхне-Силезской операции, в частности, в отражении контрудара элитной парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг» 18 марта. Всего за период операции с 15 по 22 марта потери составили 15 (в том числе 4 безвозвратно) СУ-100 из 21 имевшейся на момент начала операции машины; большинство потерь было понесено от артогня противника, а три самоходки застряли в болоте.

В ходе подготовки к Берлинской операции, в конце марта 1945 года 1-я гвардейская танковая армия получила 27 СУ-100, кроме того, 14 апреля армии был подчинён 11-й танковый корпус, имевший 14 САУ этого типа. 2-я гвардейская танковая армия получила в конце марта 31 СУ-100, а в начале апреля — ещё 15 машин этого типа. 4-я гвардейская танковая армия к моменту начала Берлинской операции также была пополнена техникой и имела в своём составе 28 СУ-100 (10 машин в 6-м механизированном корпусе и 18 в 10-м танковом корпусе в составе 416-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка). С самого начала берлинской наступательной операции СУ-100 приняли в ней самое активное участие, что приводило к неизбежным потерям — так, 17 апреля при прорыве в районе Зееловских высот 1-я гвардейская танковая армия потеряла 2 СУ-100 (в том числе одну сгоревшей), 19 апреля — 7 машин данного типа. 2-я гвардейская танковая армия с 16 по 21 апреля потеряла 5 СУ-100, 4-я гвардейская танковая армия с 16 по 22 апреля — 18 СУ-100 (в том числе 6 безвозвратно, причём две машины стали жертвами фаустпатронов). Применялись СУ-100 и непосредственно при штурме Берлина, в частности, вступая в бой за город, 1-я гвардейская танковая армия имела 17 боеготовых СУ-100. В условиях городских боёв, самоходки придавались отдельным стрелковым частям и подразделениям в целях их усиления; так, по состоянию на 24 апреля из состава 95 танковая бригада 9 танкового корпуса (7 Т-34-85 и 5 СУ-100) была придана 7 стрелковому корпусу. По состоянию на 28 апреля, в составе штурмующей Берлин 3-й ударной армии имелось 33 СУ-100 в составе 1818-го, 1415-го и 1049-го самоходно-артиллерийских полков и 95-й танковой бригады. По итогам Берлинской операции, 2-я гвардейская танковая армия потеряла безвозвратно 7 СУ-100, в том числе 5 машин непосредственно в городе, 3-я — 4 СУ-100, 4-я — 3 СУ-100 (с 23 апреля по 2 мая). Основной причиной потерь стал артогонь противника.

В марте — мае 1945 года была сформирована четвёртая вооружённая СУ-100 самоходно-артиллерийская бригада — 231-я, но в боевых действиях в Европе она принять участия уже не успела. Помимо боевых действий на советско-германском фронте, 208-я и 231-я самоходно-артиллерийские бригады в составе 6-й гвардейской танковой армии участвовали в боевых действиях против Японии в августе 1945 года.

 

Послевоенное применение в СССР

После окончания войны СУ-100 активно использовалась Советской армией ещё в течение нескольких десятилетий. С конца 1950-х и по вторую половину 1960-х годов СУ-100 проходили постепенную модернизацию параллельно с базовым танком Т-34-85. В ходе модернизации САУ получили более современные приборы наблюдения и радиостанцию, более надёжную модификацию двигателя и ряд менее значительных изменений.

СУ-100 использовались советскими войсками при подавлении Венгерского восстания в 1956 году и в ходе операции «Дунай» в 1968 году. По мере передачи другим странам, списания изношенных машин и постановки САУ в парки на длительное хранение, к 1980-м годам СУ-100 в войсках практически не осталось. Тем не менее, они ещё использовались Ограниченным контингентом советских войск в Афганистане в 1979 — 1980-х годах.

В 1981 году на Борисовском танкоремонтном заводе 121 СУ-100 была оборудована аппаратурой разработки 38 НИИИ БТТ, превращавшей их в автоматические самоходные мишени, способные к прямолинейному движению и стрельбе единственным заряженным в орудие холостым выстрелом. Переоборудованные таким образом СУ-100 использовались в учениях «Запад-81», «Запад-83», «Запад-84» и «Осень-88». Уже после фактического снятия с вооружения снятые с хранения СУ-100 участвовали в парадах Дня Победы 1985 и 1990 годов. Семёрка СУ-100 прошла и в исторической части юбилейного парада 2010 года вместе с девятью Т-34-85.

 

СУ-100 в других странах

В годы Второй мировой войны СУ-100 союзникам СССР практически не поставлялись. Народная армия Польши 1 мая 1945 года начала формирование 46-го полка самоходной артиллерии, вооружение которого должны были составлять СУ-100, но до 9 мая полк получил только 2 машины. После этого поставки были прекращены, так как по состоянию на 1949 год в наличии значились всё те же 2 САУ. В 1951—1952 годах Польшей была закуплена в СССР партия вооружения, включавшая 173 СУ-100 и ИСУ-122М. По состоянию на 31 декабря 1954 года в польских войсках насчитывалось, по разным данным, 25 или 26 СУ-100. В Чехословакию советские СУ-100 начали поступать лишь в послевоенный период, ещё более тысячи произведённых в самой Чехословакии САУ, за вычетом поставок другим странам, поступили в Народную армию Чехословакии в 1950-х годах. СУ-100 поставлялись и другим союзникам СССР по Варшавскому договору. Национальная народная армия ГДР по состоянию на 1 марта 1956 года располагала 23 САУ, которые оставались на вооружении самоходно-артиллерийского полка 9-й танковой дивизии до начала 1960-х годов. Партию СУ-100, в числе прочего вооружения, закупила в СССР Болгария в 1952—1956 годах. Кроме этого, имели СУ-100 на вооружении Румыния и Албания. В последней СУ-100 оставались на вооружении по меньшей мере до 1995 года. Единственной из европейских стран, куда СУ-100 поставлялись за пределы Варшавского договора, стала Югославия, получившая несколько десятков САУ этого типа. В ходе распада Югославии СУ-100 использовались в последовавшей гражданской войне, оказавшись в армиях противоборствующих государств.

Ареной наиболее активного боевого применения СУ-100 в послевоенном периоде стал Ближний Восток. При перевооружении египетской армии после арабо-израильской войны 1948 года, СССР через Чехословакию в числе прочей бронетехники поставил в Египет в 1953 году 100 СУ-100. Эти САУ были использованы египетскими войсками в ходе Суэцкого кризиса в 1956 году. При этом, по израильским данным, в ходе операции «Кадеш» египтянами были потеряны 6 СУ-100. Четыре СУ-100, выделенные в отдельное подразделение из 53-й артиллерийской батареи, применялись египетскими войсками в качестве мобильной артиллерии при обороне Порт-Саида, но были подбиты британскими парашютистами 5 ноября. Несколько СУ-100 имелись в составе египетских войск, отправленных в Йемен для поддержки республиканского восстания. Сам Йемен тоже получил в дальнейшем несколько десятков САУ.

К 1967 году СУ-100 всё ещё оставались на вооружении Египта и в ходе Шестидневной войны использовались при отражении израильского наступления на Синайском фронте, в ходе которого была потеряна 51 СУ-100. Сирия между 1964 и 1967 годами получила от СССР некоторое количество СУ-100, которые в сирийской армии были введены в состав противотанковых рот, придававшихся бронетанковым и механизированным бригадам. В египетской армии, в каждой из пяти пехотных дивизий, сосредоточенных для наступления на Синайском фронте в Войне Судного дня в 1973 году, имелось по батальону СУ-100. Сирия также использовала их в ходе войны, с самого начала наступления сирийских войск на Голанских высотах СУ-100 двигались в авангарде войск среди боевых порядков пехоты. По некоторым данным, СУ-100 имелись также на вооружении Ирака перед началом Иракской войны.

СУ-100 поставлялись СССР в Китай, КНДР и Вьетнам, но данные об их боевом применении в вооружённых конфликтах в том регионе, в частности, во Вьетнамской войне, отсутствуют. После 1959 года СУ-100 поставлялись и на Кубу, и в 1961 году кубинские САУ использовались при отражении вторжения в заливе Свиней. Некоторое количество СУ-100 получили Алжир и Марокко, а также Ангола, где они использовались в ходе гражданской войны.

 

Оценка проекта

Благодаря использованию отработанной базы серии средних САУ на базе Т-34, СУ-100 была запущена в серию с минимальными изменениями в производстве: 72 % деталей САУ заимствовались от Т-34-85, 4 % — от СУ-122, 7,5 % — от СУ-85, и только 16,5 % проектировались заново. С другой стороны, СУ-100 унаследовала и отрицательные стороны базового танка, такие как устаревшая конструкция подвески или размещение топливных баков в боевом отделении, а также невыгодную для САУ компоновку. Ряд проблем вызвала и установка более мощного орудия, исчерпавшая запас развития базового шасси. Большая масса 100-мм орудия и утолщение лобовой брони привели к перегрузке передних катков, в результате чего, даже несмотря на усиление пружин подвески, обеспечить гарантийный пробег в 3000 км, требуемый ГРАУ, для СУ-100 так и не удалось, что в сочетании с уменьшившимся запасом хода несколько снижало мобильность вооружённых СУ-100 частей. По состоянию на 1948 год, гарантийный пробег СУ-100 составлял лишь 1000 км. Вылет ствола на СУ-100 ещё более увеличился по сравнению с СУ-85, затрудняя маневрирование на пересечённой местности и в населённых пунктах; увеличивался риск утыкания ствола в грунт, что могло привести к поломке механизмов либо засорению канала ствола, создававшему опасность его разрыва при последующем выстреле. Кроме этого, сравнительно большие размеры и вес 100-мм унитарных выстрелов снизили боекомплект САУ в полтора раза и привели к некоторому снижению скорострельности, но за счёт этого многократно возрастала огневая мощь самоходной установки, оставив её в классе средних по массе при столь мощном и довольно крупном калибре орудия без излишнего увеличения боевой массы машины. С принятием на вооружение СУ-100 РККА получила высокоэффективное противотанковое средство с исключительно мощным вооружением, способное бороться со всеми серийными образцами германской бронетехники. Даже в послевоенный период, несмотря на активное совершенствование конструкции танков, СУ-100, хотя и с переменным успехом, продолжала сохранять эффективность против них, что во многом было обусловлено общностью орудия с основным советским танком первого послевоенного периода — Т-54/55.

 

Вооружение, защищённость и подвижность

В годы Великой Отечественной войны бронепробиваемость Д-10С позволяла ей поражать лобовую броню большинства германских танков и САУ. Как показывали испытания СУ-100 на АНИОПе, Д-10С оказалась способна пробивать лобовую броню «Тигра» и «Пантеры», включая верхнюю лобовую плиту последней, которая пробивалась на дистанции 1500 метров, превосходя расчётные возможности орудия[. Бортовая броня немецких танков, даже на самых тяжёлых серийных образцах вертикальная или расположенная с незначительными углами наклона и не превышавшая 82 мм, как и лобовая броня основных массовых средних танков и САУ — Pz.Kpfw.IV и StuG.III/IV, пробивалась с расстояния 2000 метров и более, то есть практически на всех реальных дистанциях боя.

Определённую проблему для 100-мм пушки представляла лишь лобовая броня танка «Тигр II» и выпущенных малыми сериями САУ «Фердинанд» и «Ягдтигр». Вместе с тем, как показали испытания обстрелом бронекорпуса трофейного «Тигра II», проведённые в Кубинке, попадание в лобовую броню 3—4 бронебойных или осколочно-фугасных 100-мм снарядов с дистанции 500—1000 метров приводило к образованию в ней трещин, сколов и разрушению сварных швов, приводивших в конечном итоге к выходу танка из строя. Попадания в кромки или стыки лобовых бронеплит с дистанции в 500—600 метров приводили к сквозному пробитию, но 180-мм лобовая плита башни пробивалась только при стрельбе в упор. Аналогичную лобовую броню корпуса имела и САУ «Ягдтигр». Лобовая 200-мм броня «Фердинанда» Д-10С не пробивалась, но от попаданий в неё с дистанции в 1500 метров на испытаниях САУ вышла из строя из-за образования сколов с внутренней стороны брони. Но противотанковые возможности Д-10С в ходе войны были использованы не в полной мере из-за отсутствия к ней современных по тем меркам бронебойных снарядов — остроголовые с бронебойным наконечником снаряды для советских танковых и противотанковых пушек были разработаны только в послевоенный период на основе трофейных германских боеприпасов.

 

Возможности осколочно-фугасного снаряда Д-10С, содержавшего 1,46 кг взрывчатого вещества и дававшего около 500 крупных осколков с дистанцией поражения 22 метра по фронту и 9 метров в глубину против залёгшей, либо, соответственно, 31 и 13 метров против стоящей пехоты, ещё более расширяли спектр возможного применения СУ-100. Хотя её осколочно-фугасный снаряд и уступал вдвое по массе заряда снарядам 122-мм пушек, составлявших вооружение советских тяжёлых танков и САУ, он в той же степени превосходил содержавшие 0,65—0,74 кг взрывчатого вещества снаряды 85-мм пушек, которыми оснащались средние танки и САУ. Единственным исключением являлась средняя САУ СУ-122, вооружённая 122-мм гаубицей, чей заряд содержал 3,67 кг взрывчатого вещества. Однако ко второй половине 1944 года СУ-122, чей выпуск прекратился за год до этого, стали крайне редки в войсках, при том, что в период наступления РККА обострилась нужда в САУ именно такого типа, сочетавших могущество 122-мм снаряда с подвижностью среднего танка. СУ-100, по общей мобильности лишь незначительно уступавшая Т-34-85, хотя и не могла в полной мере заменить СУ-122, смогла тем не менее сгладить остроту этой проблемы. Усиленное по сравнению с СУ-122 и СУ-85 бронирование также способствовало более эффективному её использованию в роли штурмового орудия, но отсутствие пулемёта, как и на остальных советских средних САУ, являлось серьёзным недостатком при таком её применении, почти не оставляя ей в ближнем бою средств обороны от пехоты противника.

Защищённость СУ-100 на поле боя по сравнению с базовым танком и СУ-85 также значительно повысилась за счёт доведения наиболее поражаемой в бою детали бронекорпуса — верхней лобовой — до 75 мм, что увеличило её толщину по ходу снаряда до 117 мм. На нормальных дистанциях боя она не пробивалась наиболее распространёнными германскими танковыми и противотанковыми пушками — 75-мм KwK.40 и PaK.40 с длиной ствола, соответственно, 48 и 46 калибров, а на дистанциях более 1000—1500 метров она обеспечивала определённую защиту и от более мощных танковых орудий KwK.42 и KwK.36. Однако броня высокой твёрдости, аналогичная применявшейся на Т-34, сохранила и тенденцию к образованию вторичных осколков с тыльной стороны при обстреле снарядами калибром 75 мм и выше, даже если последние и не пробивали броню. Кроме того, в лобовой броне имелись ослабленные места в виде маски орудия, люка механика-водителя и нижнего лобового листа, хотя вероятность попадания в последний была сравнительно мала.

С окончанием Второй мировой и началом холодной войны, потенциальным противником для СУ-100 стала бронетехника Великобритании и США. Броня всех их средних / крейсерских танков военного периода пробивалась Д-10С на всех реальных дистанциях стрельбы. Опасность СУ-100 представляла и для средних / основных боевых танков первого поколения, представленных M26/M46 в США и «Центурионом» в Великобритании. Сквозное пробитие лобовой брони первых, даже в наиболее снарядостойкой области верхней лобовой детали, достигалось с дистанции в 1100 метров, а при попадании в менее защищённые лоб башни или нижнюю лобовую деталь — и более. Предел тыльной прочности (ПТП) составлял более 2500 м. Немногим большими показателями стойкости обладал и «Центурион» ранних модификаций. Бортовая же броня корпуса и башни почти всех западных танков вплоть до 1970-х поражалась при обстреле на курсовых углах более 60° на любой дистанции прицельной стрельбы, и на курсовых углах в 25—30° — на обычных дистанциях боя. Вместе с тем и бронирование советской САУ могло обеспечить защиту лишь от огня устаревших танков, тогда как новые западные машины не имели проблем с пробитием брони СУ-100 калиберными снарядами на нормальных дистанциях боя и подкалиберными — с дистанции до 2000 метров.

Но с развитием бронезащиты западных танков Д-10 из-за отставания в разработке современных боеприпасов к ней постепенно начала утрачивать эффективность, даже несмотря на появление в боекомплекте более совершенного калиберного бронебойного снаряда Б-412Д. Так, лобовая броня танка M47 пробивалась ею лишь с дистанции в 400—700 метров. M48 и M60, а также «Центурионы» поздних модификаций с усиленным бронированием и вовсе поражались калиберными снарядами лишь в районе маски орудия, либо при маловероятном попадании в нижнюю лобовую деталь.

Лишь к 1960-м годам появление в боекомплекте невращающихся кумулятивных и подкалиберных снарядов с отделяющимся поддоном вновь сделало СУ-100 опасным противотанковым средством, чья эффективность снижалась лишь устаревшей системой управления огнём и неадекватной более бронезащитой. Подкалиберный снаряд имел дальность прямого выстрела 1660 метров по цели двухметровой высоты и с дистанции до 2000 метров мог поражать лоб башни всех серийных западных танков 1960-х годов, хотя против их лобовой брони корпуса он был менее эффективен из-за свойственной снарядам такого типа склонности к рикошету при значительных углах наклона брони. Кумулятивный же снаряд отличался меньшей дальностью прямого выстрела и точностью, но мог пробивать броню практически всех серийных западных танков вне зависимости от места попадания, вплоть до появления машин с комбинированной бронёй в конце 1970-х — начале 1980-х годов.

 

Аналоги

В годы Второй мировой войны аналогичные СУ-100 самоходные артиллерийские установки — истребители танков закрытой безбашенной компоновки с противоснарядным бронированием — серийно производились только в Германии и отчасти в Италии, хотя САУ последней в большей степени относились к классу штурмовых орудий. Наиболее близкой к СУ-100 и наиболее совершенной из германских САУ этого типа являлась Jagdpanzer IV/70, базировавшаяся на шасси наиболее массового среднего танка Pz.Kpfw.IV и запущенная в производство в августе 1944 года.

Имея незначительное превосходство в лобовом бронировании, Jagd.Pz.IV уступала СУ-100 в бортовом бронировании. При этом её защищённость дополнительно снижалась падением качества германской брони в последние годы войны из-за дефицита легирующих материалов, приводившего прежде всего к повышенной хрупкости брони. 75-мм пушка StuK.42, устанавливавшаяся на Jagd.Pz.IV, была приблизительно равноценна Д-10С в табличной бронепробиваемости калиберных бронебойных снарядов; наличие подкалиберных снарядов значительно повышало её возможности в этом плане, но из-за крайнего дефицита этих снарядов на практике они использовались исключительно редко. Но при этом всё равно StuK.42 имела в 2,3 раза меньший вес снаряда и почти вдвое меньшую дульную энергию, что в определённых условиях дополнительно снижало её фактическую бронепробиваемость по сравнению с более мощной Д-10. Ещё легче по сравнению с боеприпасами советской САУ был 75-мм осколочно-фугасный снаряд противотанковой пушки StuK.42, марки Sprgr.42 массой всего 5,74 кг, по причине высокой начальной скорости снаряда из-за большой длины ствола, корпус осколочной гранаты имел толстые стенки и уменьшенный заряд взрывчатого вещества всего в 620 г литого аммотола, что сильно снижало её возможности в борьбе с не бронированными целями и ни в какое не идёт сравнение с мощной 15,6 кг стальной осколочно-фугасной гранатой ОФ-412 снаряжённой 1,46 кг литого тротила. С другой стороны, к преимуществам Jagd.Pz.IV относились наличие оборонительного курсового 7,92-мм пулемёта MG-42, низкая высота машины, наиболее низкая для машин подобного класса, более качественное изготовление бронебойных снарядов и снарядов в целом, также наличие защитного и баллистического колпачка БР снарядов, больший боекомплект — 55 выстрелов против 33 у СУ-100, и несколько большая скорострельность из-за вдвое меньшей массы 75-мм унитарных выстрелов. Jagd.Pz.IV базировалась на шасси отработанного в производстве и доведённого до сравнительно высокой степени надёжности Pz.Kpfw.IV, но она, как и СУ-100, страдала от перегруженности передних катков, причём ещё в большей степени, из-за меньших возможностей базового шасси.

Более высокие характеристики имела САУ «Ягдпантера», базировавшаяся на шасси танка «Пантера», хотя сравнение её с СУ-100 не вполне правомерно, так как по массе 45-тонная «Ягдпантера» относилась к тяжёлым САУ. Имея несколько более мощную лобовую и бортовую защиту, чьи характеристики, впрочем, снижались всё тем же падением качества брони, «Ягдпантера» несла 88-мм пушку KwK.43, значительно превосходившую Д-10С в табличной бронепробиваемости даже калиберных снарядов но уступавшую по дульной энергии . «Ягдпантера» имела курсовой пулемёт для ближней обороны от вражеской пехоты, превосходила СУ-100 в скорострельности орудия и несла боекомплект из 57 выстрелов, хотя по мощности осколочно-фугасного снаряда KwK.43 всё равно уступала Д-10С. Недостатком германской САУ являлась и менее надёжное базовое шасси «Пантеры», которая даже к концу войны оставалась наименее надёжным танком вермахта. Остальные близкие по классу более лёгкие германские, как и все итальянские САУ, значительно уступали СУ-100.